И вдруг, в нашем окружении появились знакомые, которые взяли детей из детдома…

Наша  жизнь никогда не касалась темы усыновления/опеки. В семье таких случаев не было, среди друзей и знакомых – тоже


Людмила: когда у нас с мужем долгое время не получалось родить своих детей, в голову закралась мысль и долго там сидела, не отпускала. И вдруг, в нашем близком окружении появились знакомые знакомых, которые взяли детей из детского дома. Вот тогда и мы решились пройти Школу приемных родителей. Считаю, что такую школу должен пройти каждый родитель, не зависимо от того, приемный он или родной.
После получения документа об окончании  ШПР мы не сразу решились на усыновление/опеку. Привычный распорядок дел, загруженность работой не давали сделать шаг в сторону принятого решения, пока однажды меня не «пнули» обстоятельства. И завертелось: медосмотр, сбор документов, хождение по инстанциям и вот, наконец, мы с Димой – кандидаты в опекуны. Стали регистрироваться  в опеке района, области. Даже в  Петербург съездили. По ходу дела мы узнали о том, что детей лучше отдавали на усыновление, чем на опеку. Начали переделывать документы на «усыновление», но не успели. Документы так и остались прежними, зато к нам пришла наша Римма. Она была такой маленькой, беззащитной, что во мне сразу проснулась мать. Нестерпимо захотелось  взять маленькую под крылышко, согреть, полюбить.
Как и любой ребенок из детского дома, Римма  пришла к нам с букетом диагнозов. Но я знала, что всё это - только выписки на бумаге, что мы справимся. И не ошиблась. Конечно, были и походы по врачам, но наш случай не такой серьезный, как бывают. Считаю, что нам повезло.
99% всех диагнозов дочки в первый же год не подтвердились. Или, может быть, их просто не было первоначально. Врачи перестраховывались. Римма сейчас очень развитая для своего возраста – дочке 2 года 10 месяцев. Она хорошо осваивает новые слова, любит петь, танцевать, играть в прятки и догонялки. С ней можно договориться, если вдруг плохое настроение или хочется чего-то своего, на что я не согласна. Она предпочитает оставаться и делать дела больше с мамой, чем с папой. Хотя, порой, когда они играют или качаются на качелях с отцом,  появившаяся вдруг мама становится лишней.  Конечно, мы знаем, что это пока такой нежный возраст, и с каждым днем мы приближаемся к новому, ожидая чего-то непонятного (опасного?) для нашей семьи. Опасное – подразумеваю все-таки момент,  как наследственность повлияет на поведение и развитие Риммы. Надеюсь, что эти ожидания не сбудутся.  Ну, а в реальности мы будем решать проблемы, исходя из  их поступления))

Дмитрий:
- Почему решились на этот шаг? Не получилось родить своего ребенка. А  в семье должен расти ребёнок. А лучше – два. Мы уже задумываемся о братике или сестричке для нашей девочки. Самое страшное на первых порах -  это появление новых, ранее незнакомых, обязанностей отца и матери. Дальше - это страх из-за биологических родителей дочки, что они решат восстановиться в правах и  заберут Римму. Насчет диагноза родителей - для меня это не было проблемой. Считаю, что гены не полностью формируют человека в плане вредных привычек. И среди моих родственников встречаются любители крепких напитков.

Римма быстро развивается. Любит конфеты и сладкое. Ей нравится танцевать. Любит животных и всяких насекомых. Может сама себя занять. Любит петь, особенно качаясь на качелях.
Сейчас в садик не ходит. Утром мы ее оставляем бабушке. Бабушка в ней души не чает и очень хорошо отзывается о внучке. С дедом ходит кормить кроликов, помогает накладывать сено в кормушки. Риммочка очень отходчивая, нежная. Любит целовать меня перед сном. Не могу представить нашей семьи без этой малышки.

Записала Татьяна Жегунова, специалист Школы приемных родителей ГБУ «Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей» Печорского района Псковской области.